Последние сто лет общество переживает очень серьезные трансформации: идеологические, социальные, политические. Коснулись эти перемены и церкви, и самыми «отзывчивыми» к веянию времени оказались протестантские церкви. Церковные формы создавались и создаются ими с учетом запросов сегодняшнего дня.

На идеи и практику «новых» церквей повлияли:

Радикальное протестантское богословие, которое развилось из идей лютеранского богослова Д. Бонхеффера о том, что секулярный мир, «ставший совершеннолетним», не нуждается в традиционной церкви и оторванном от жизни богословии, и что церковь должна служить миру, показывая, что христианство – это не что-то «божественное» и далекое, а нечто подлинно «человечное». По мнению «наследников» Бонхеффера, Бог не являет Себя напрямую в современном мире, Его нет в сознании современных секулярных людей; старая христианская метафизика оказалась непригодна – привычный образ Бога разрушен. Человек и его проблемы – это то, где современные теологи должны искать подлинного, не «метафизического» Бога; нет особого мистического опыта, каждый человеческий опыт заключает в себе переживание Бога. Спасение, например, в многочисленных «теологиях освобождения» видится не как абстрактное «спасение души», а как вполне конкретное спасение какой-либо общности (этнической или социальной) от вполне реального экономического, политического или культурного угнетения;

Консервативная евангелическая традиция. Включает в себя т.н. ривайвелизм (движения, эмоционально призывавшие христиан к покаянию и личному обращению), стремление к объединению церквей, консерватизм в толковании Библии и в вопросах нравственности, активное миссионерство при помощи современных методик, социальное служение;

Трансформационализм. Возник в начале XXI в. в США в среде евангеликов, пятидесятников и харизматического движения. Главная цель жизни – не строительство церкви, а строительства Царства Божьего – особой атмосферы любви и доверия, которая достигается не «церковными» средствами, а изменением реальной жизни людей – отсюда обязанность христиан активно участвовать в жизни общества и считать светский труд «главным поклонением Богу». Великое Поручение направлено не только на отдельных людей, но и на этнические и социальные группы.

Миссию церкви, которую так или иначе восприняли все «новые» церкви, сформулировал протестантский богослов Харви Кокс в книге «Мирской град», указывая, что эти функции были у церкви всегда, но они особо актуальны, и над их реализацией нужно особо трудиться в равнодушном к религии обществе. Согласно Коксу, этих функций три:

Проповедь (керигма) – должна говорить о важных и понятных для обычного человека вещах, а не об абстракциях, должна призывать к реальному изменению мира;

Служение (диакония) – устранение проблем в обществе;

Общение (койнония) – глубокое общение посвященных Богу христиан, которые своим отношением друг ко другу и к миру свидетельствуют секулярным людям о реальности Царства.

«Новые» церкви можно условно структурировать по этим функциям, исходя из того, на какой из них поставлен акцент.

Прововедь (керигма)

Этнические церкви. История знает примеры церквей, где религия и этнос традиционно соединены, например Армянская апостольская церковь. XX-XXI вв. дали новый феномен: закрытые этнические общности, объединенные новой для них верой, которая дала им новое этническое самосознание и часто –даже новую идеологию.

Первый пример – новые этноконфессиональные общности в России, которые, не изменяя догматику, сумели стать одним из центров этнического возрождения благодаря особому вниманию к языку, культуре и традициям этноса, среди которого велась проповедь. Лютеране создали такие церкви в Карелии и в Мордовии (среди эрзян), пятидесятники – среди народов Сибири (бурят и тувинцев), Крайнего Севера (чукчей, эвенков, коряков), Северного Кавказа (адыгов, осетин, лакцев). Для народов Крайнего Севера такие церкви еще и важный «социальный лифт» на фоне тяжелого социально-экономического положения этих народов.

Второй пример – афрохристианские церкви, которые некоторые исследователи считают четвертым направлением христианства. Догматика в них изменяется под этнические интересы. Из них наиболее интересны:

Мессианские церкви. В них в центре не Христос, а основатель движения, который считается посланником Христа или Его воплощением, пришедшим спасти свой угнетенный народ. Структура основана на харизматическом лидерстве. Яркий пример — Африканская апостольская Церковь Джохана Маранке. Канонические Евангелия там «переписаны» и представлены т.н. «Евангелием шона», которое написал основатель церкви. Иерархия церкви Маранке состоит из четырех форм служения: евангелист, креститель, пророк и целитель; каждая из форм делится на пять ступеней.

Эфиопские («черные») церкви. В центре догматики – богоизбранность эфиопского народа. Структура – сетевая. Какие-то из этих церквей имеют иерархию и обрядность, похожую на Эфиопскую православную церковь, какие-то представляют собой сеть общин, связанных только практикой и основами веры. Среди эфиопских церквей наиболее известны растафари, чьи идеи исхода из «Вавилона» (западной потребительской цивилизации) вышли далеко за рамки эфиопской культуры и широко распространились по всему миру.

«Молодежные» церкви. Самый яркий пример – «Часовня на Голгофе» (Calvary Chapel). Была в центре «Движения Иисуса» (Jesus Movement) среди хиппи, у которых был запрос на новые формы богослужения и молитвы, и в итоге была из них же сформирована. Откликаясь на запрос «неформальной» молодежи, «Часовня на Голгофе» породила целую индустрию песен и музыки в молодежном стиле. Писание читается в этих церквях последовательно от Бытия до Откровения, проповедь сосредоточена не вокруг темы, а вокруг конкретного отрывка. Уникальна структура церкви, которую в «Часовне на Голгофе» считают «моисеевой»: пастор – как Моисей, ответственный только перед Богом, а не перед общиной; у него есть помощники-пресвитеры (как у Моисея были 70 старейшин), которые избираются общиной. Система управления всем объединением церквей – сетевая.

«Внецерковные» церкви. Ставят цель увести церковь из церковных зданий для привлечения людей. Показательны в этом смысле Café Church и Pub Church – движения, появившиеся в Великобритании в середине 1960-х гг. Представляют собой полноценные церковные собрания в кафе, пабах и других публичных местах.

Служение (диакония)

Реабилитационные церкви. Отличаются от обычных реабилитационных центров тем, что те относятся к определенной церкви, а реабилитанты принадлежат к ней как особая группа, а «реабилитационные церкви» сами образуют из реабилитантов церковь, состоящую только из них самих и из служителей этих центров. Пример – пятидесятническое движение «Исход», состоящее из 90 церквей и общин (9 тыс. человек) в 12 регионах России.

К категории «диаконических» церквей можно отнести и мегацеркви, и интернет-церкви, поскольку вся их структура и деятельность сосредоточены на решении насущных проблем и удовлетворении интересов и потребностей людей невоцерковленных или маловоцерковленных.

Мегацеркви. От обычных церквей-«тысячников» отличаются культом роста церкви и ориентацией на новообращённых, авторитарной моделью управления (старший пастор – «генеральный директор»), акцентом на внецерковных формах активности (работе в детских, подростковых, молодёжных группах, спортивных и музыкальных мероприятиях), особым «брендом» – набором авторских методичек по служениям, особым музыкальным стилем (самый яркий пример – церковь «Хиллсонг» (Hillsong)), своими методиками роста (известный пример – церковь Рика Уоррена «Уиллоу Крик» (Willow Creek)), которые преподаются на семинарах. У мегацерквей развитая инфраструктура, в которую входят не только помещения для молодёжных групп и воскресных школ, но и детские сады, книжные магазины, спортзалы и т.п. В церковной архитектуре многие мегацеркви стремятся уйти от традиционных церковных форм и строить церкви наподобие культурно-развлекательных центров.

Около 50% мегацерквей имеют филиалы – церкви в регионах, которые в проповедях и проведении мероприятий действуют строго согласно инструкциям и методикам «центра». Мегацеркви активно переходят в киберпространство, создавая интернет-филиалы, где можно в режиме онлайн слушать проповеди и даже виртуально участвовать в хлебопреломлении. Поскольку мегацеркви распространяются методом франчайзинга и имеют свой «центр», формально принадлежа к какому-либо объединению церквей, то о них говорят как о деноминациях нового типа.

Интернет-церкви. Часто возникают как филиалы мегацерквей (LifeChurch.tv), но обретают самостоятельность. Вся церковная жизнь (богослужение, проповедь, общение) проводится онлайн, не выходя из дома.

Общение (койнония)

Эта группа представлена движением домашних церквей (House Church Movement), появившемся в 1950-е гг. в Великобритании. Домашние группы есть и у мегацерквей, но домашняя церковь отличается тем, что не имеет отношения к более крупным церковным структурам. Движение провозгласило решительный разрыв с любой централизацией и «конвейерной» миссионерской работой и объявило своей целью глубокое общение христиан между собой, которое способствует их духовному росту. Церкви внутри этой традиции одинаковы по форме, но различаются по тому, как формулируют свою основную задачу: «миссиональные» церкви (Missional Church) отвергают служение проф. миссионеров и готовят к проповеди и свидетельству каждого своего члена; «родственные» церкви (Relational Church) сосредоточены на укреплении и поддержке близких отношений и семейной атмосферы внутри общины; «простые» церкви (Simple Church), отвергая жёсткую централизацию, стремятся к восстановлению Церкви первых веков, которая, по их мнению, существовала в виде небольшой поместной церкви, основанной апостолом – человеком, который, не живя в общине непосредственно, сохранял с ней духовную связь и поддерживал советами и наставлениями. Домашние церкви всех видов объединяются в ассоциации, руководство которых осуществляет только координирующую роль.

Уникальны т.н. эмерджентные, или «проявляющиеся» церкви (Emerge Church), которые стремятся одинаково реализовать все три указанные Коксом функции церкви. Насчет формы проповеди все согласны – она должна быть современной, т.е. неавторитарной и диалогичной. Ряд деятелей Emerge Church указывают, что должно измениться и содержание проповеди – абстрактное богословие совсем неактуально. Поэтому они отрицают богословскую метафизику и в своих проповедях предпочитают «живые рассказы», в которых о Писании говорится исключительно через личные переживания. Библия понимается как увлекательная и живая история, а не как сборник ответов на богословские вопросы. Миссия христиан – делиться опытом присутствия Бога в жизни и принимать другой опыт и другие истории. Поэтому, например, на богослужениях «эмерджентных» церквей часто используются буддийские медитации, православные свечи, григорианский хорал и т.п.

Служение обязательно, поэтому члены церквей активно участвуют в общественной и политической жизни. Предельно важно и общение, которое важнее формального членства в церкви и даже принадлежности к «официальному» христианству. В центре жизни – Царство Божие, которое «среди вас». В «эмерджентных» церквях оно называется «Танец Бога», «Революция Бога» и т.п., чтобы подчеркнуть его динамичный характер.

В целом среди «новых» церквей преобладают сетевые структуры при тесной связи рядовых общин друг с другом, стремление выйти за рамки «церковности», новые формы богослужения и проповеди.