Видимое неравенство народов рождает соревновательность. Соревнования же требуют установить критерии оценки. В чём мы собственно соревнуемся?

Долгое время соревнование было одно — военное. В 1934 году Семён Кузнец предложил использовать валовой внутренний продукт на душу населения. Так было оформлено экономическое соревнование. И до сих пор, говоря о первенстве, развитии и проч., мы по умолчанию подразумеваем именно этот показатель.

В 1955 году Эрнст Шумахер предложил понятие буддийской экономики, для которой прогресс определяется совсем другими показателями — минимизацией страданий, редукцией желаний, отказом от насилия и т.п. Эта мысль открыла двери другим критериям. Оказывается, необязательно соревноваться в тех показателях, которые интересны какой-то одной группе, пусть даже она обладает самым высоким соревновательным духом и начинает все соренования.

В 1972 году король Бутана Джигме Сингье Вангчук ввёл критерий «валового национального счастья», основанный на семи измеримых показателях.

В 1973 году йельские экономисты Уильям Нордхаус и Джеймс Тобин положили начало разнообразным индексам устойчивого развития с учётом экологических показателей.

В 1990 году индиец Амартия Сен и пакистанец Махбуб-уль-Хак разработали индекс развития человеческого потенциала, который включает: ожидаемую продолжительность жизни, уровень грамотности, ожидаемую продолжительность обучения, валовой национальный доход на душу населения и паритет покупательной способности.

В 1995 году начали высчитывать индекс экономической свободы по 10 показателям. Один из которых деловая свобода — количественная мера возможности начинать, вести и закрывать предприятия, которая представляет общее бремя регламентации, а также управленческую эффективность правительства.

В 2005 году журнал Economist подсчитал индекс качества жизни, состоящий из 9 критериев: ожидаемая продолжительность жизни, уровень разводов, уровень посещаемости церквей или членства в профсоюзах, ВВП на душу населения плюс паритет покупательной способности, политическая стабильность и безопасность, географическая широта, уровень безработицы, политическая и гражданская свобода, соотношение зарплат у мужчин и женщин.

В 2006 году Фонд новой экономики предложил «международный индекс счастья». Он основан на комбинации трёх показателей: субъективная удовлетворённость жизнью, ожидаемая продолжительность жизни, экологический след (показатель введён Уильямом Ризом в 1992 году).

В 2007 году Эдриэн Уайт предложил индекс удовлетворённости жизнью.

В 2007 году австралиец Стив Киллилиа высчитал глобальный индекс миролюбия по 24 индикаторам (потом один убрали). Среди них уровень взаимного (не)доверия граждан.

В 2010 стали высчитывать многомерный индекс бедности, опирающийся на показатели детской смертности, питания, продолжительности образования, беспризорности и обеспечения жизненных потребностей (еда, туалеты, вода, электричество, жильё, минимальное имущество).

И так далее и тому подобное.

Когда речь идёт о соревновании образов жизни, трудно подобрать общий для всех критерий. Каждый образ жизни основан на своей иерархии ценностей и, соответственно, кладёт в основу всех оценок свой критерий, свою высшую ценность, не признаваемую в качестве таковой другими образами жизни. Для кого-то важно движение, для кого-то важна стабильность. Кто-то во главу угла ставит рост производства, кто-то сохранение экологии. Одни бьются за прибыль, другие за здоровье. Как их сопоставлять?

Поскольку возможны комбинированные критерии, можно создать и комплементарный индекс как мерило сравнения разных образов жизни, основанных на разных иерархиях ценностей.

Например, для иерархии, на вершине которой стоит физическое здоровье (вечная молодость, даосизм), основным показателем будет продолжительность жизни.

Для иерархии, на вершине которой стоит удовольствие (гедонизм), основным показателем будет субъективная удовлетворённость жизнью.

Для иерархии, на вершине которой стоит благоденствие рода (язычество), основными показателями будут рождаемость и число беспризорных.

Для иерархии, на вершине которой стоит свобода от зависимостей (буддизм), основным показателем будет распространённость различных аддикций, в том числе шопоголизма, сексоголизма, игромании, булимии и проч. (см. список Цезаря Короленко).

Для иерархии, на вершине которой стоит человеческое достоинство (попрание идолов, ислам), основными показателями будут уровень авторитаризма и практики унижений.

Для иерархии, на вершине которой стоит отвлечённое познание (праздное любопытство, скептицизм), основным показателем будет уровень образования.

Для иерархии, на вершине которой стоит контроль (власть над вещами), основными показателями будут как раз ВВП и новые технологии.

Для иерархии, на вершине которой стоит самореализация (деятельная любовь, христианство), основными показателями будут уровень безработицы и свобода предпринимательства.

Для иерархии, на вершине которой стоит социальная гармония (конфуцианство), основными показателями будут стабильность социальных институтов и уровень взаимного доверия.

Сведённое вместе, всё это и будет составлять комплементарный индекс.