1. Свобода от страданий
2. Власть над вещами
3. Деятельная любовь
4. Никому не кланяться
5. Благоденствие рода
6. Отсутствие задачи
7. Социальная гармония
8. Удовольствие
9. Вечная молодость
10. Совершенный дом
11. Победа над врагом
12. Тотальный мир

1. Свобода от страданий

Вы буддист. Для вас нет ничего важнее преодоления страданий.

Речь идёт не о том, чтобы заглушить страдания или избавиться от них на время и не о каком-то определённом виде страданий, но о полной и окончательной свободе и от каких бы то ни было страданий, даже самых тонких и почти неуловимых. Страдание – это любая зависимость от чего-нибудь. Если что-то, что приносило вам приятные ощущения или к чему вы по какой-либо причине привязались, разрушается или как-нибудь ещё отнимается от вас, вы неизбежно испытываете страдания. Поскольку же в мире всё изменчиво и нет ничего такого, что когда-нибудь не прейдёт или не разрушится, страдание является всеобщим. Вы сами также меняетесь каждое мгновение, подвержены болезням, старению и смерти. Поэтому лучше ни к чему не привязываться, ни за что не цепляться, ни от чего не зависеть – даже от самого себя. Можно по-разному расценивать реальность мира привязанностей – как реальный сам по себе или как производный от наших сознаний – главное, что на самом деле в нём нет ничего, за что стоило бы цепляться.

Зависимость от чего-либо в этой жизни и, конечно же, от самой жизни, страстное, болезненное желание жить во что бы то ни стало – корень всех страданий. Это искажает ваше восприятие действительности и пагубно влияет на ваше поведение. Рабы своих страстей готовы на любые, в том числе самые безнравственные поступки, ради того чтобы сохранить и укрепить свою связь с тем, от чего они зависимы. Но таким образом они лишь ещё больше связывают самих себя, опутывают себя смертоносной сетью желаний и зависимостей. Чем больше они увязают в ней, тем сложнее им ориентироваться в действительности, тем больше их ослепление, тем сильнее затуманен их разум. В пределе можно опуститься на самое дно, в полную и беспросветную тьму, где всё причиняет нестерпимые муки и бесконечно долго не приходит даже мысль о том, что это можно как-нибудь прекратить. Вы можете считать, что такое состояние непреодолимо и вечно либо что из него в конечном итоге любой может выбраться, но так или иначе – это именно того, чего вы больше всего боитесь и от чего бежите.

Невозможно проследить, когда всё это началось, и вы можете даже счесть, что у цепи блуждания в круговороте страданий нет начала. И так с незапамятных времён вы меняетесь до неузнаваемости, перерождаясь каждое мгновение, так что смерть в собственном смысле слова становится лишь очередным переходом в новое состояние – будто с чистого листа, хотя на самом деле это лишь закономерное продолжение того, что было раньше.

Чтобы вырваться из этого порочного круга, где зависимость рождает заблуждение, а заблуждение – новые зависимости, нужно, исполнившись сострадания, соблюдать строгую дисциплину, совершать только правильные действия, говорить правильные слова и питать правильные помыслы. Вы можете счесть, что всё это следует делать ради самого себя, или напротив – что эффект этой дисциплины может быть достигнут, только если вы практикуете её, не думая лишь о себе, но ради всех страдающих существ. Также вы можете быть убеждены, что само стремление к свободе есть препятствие на пути к ней, поэтому не нужно ни к чему стремиться, но важно осознавать, что свобода нам уже дана. Вы можете полагать, что достичь полного освобождения можно лишь за необозримое множество рождений и смертей, или же быть уверенным, что это возможно и в течение одной жизни, если пользоваться особыми тайными приёмами, мгновенно разрубающими паутину зависимостей.

Вы можете считать, что путь освобождения может быть открыт любым страдающим существом, посвятившим себя сосредоточенному размышлению о нашей жизни. Или же быть убежденным, что освобождение возможно благодаря извечному существованию мира свободы, который вовсе не отделён от нас непреодолимой преградой, но, напротив, так близок к нам, что практически совпадает с нашим миром, и который может открыться нам в любое мгновение.

В любом случае чем больше свобода, тем яснее открывается истинная реальность. Она настолько отличается от того мира, который мы сами создаём из сплетения своих желаний, что на языке страдающих существ невозможно выразить, какова она. Ясно лишь одно – там нет страданий.

2. Власть над вещами

Вы материалист. Для вас нет ничего важнее возможности точно манипулировать вещами.

Власть над вещью означает возможность задавать ей при помощи тех или иных воздействий ровно те изменения, которые вы запланировали. Чтобы заставить ту или иную вещь вести себя именно так, как вы хотите, необходимо, прежде всего, владеть как можно более полными знаниями о ней – о том, каким закономерностям она подчиняется, как реагирует на те или иные воздействия, из чего состоит, какую структуру имеет, как движется и так далее. Чтобы власть была полной, знание должно быть точным – только в этом случае вы сможете доводить реальное поведение вещи до полного соответствия вашим планам. Соответственно, для осуществления таких знаний нужны и достаточно точные орудия воздействия.

Вещи существуют сами по себе, независимо от наших представлений о них. Они были всегда, и кроме них ничего не существует. Ваши страхи и надежды не могут быть связаны ни с чем, помимо вещей. Отвлекаться от работы с вещами – значит, по-вашему, отрываться от действительности, сбегать от неё в иллюзорный мир.

Если вы считаете, что определённое воздействие на какую-либо вещь во всех случаях влечёт один и тот же результат, это значит, что вы стремитесь к абсолютной власти над вещами, понимаемыми скорее механически. Если же вы допускаете, что одно и то же воздействие может приводить к одному из, пусть и ограниченного, множества результатов, что обусловлено как разнообразными привходящими условиями, так и сложностью самой вещи, ваша стратегия становится более гибкой. Она выявляет разнообразие вещей вокруг вас, требующих различных подходов к манипуляции и допускающих различные степени власти над собой. В самом сложном случае можно допустить даже такой случай, когда одинаковые воздействия могут приводить к чему угодно, за исключением некоторого ограниченного набора последствий. То есть о какой-то вещи вы можете знать лишь то, как она не может реагировать. В таком случае ваша власть над вещами становится довольно относительной и очень зыбкой, но это всё равно власть.

В любом случае вы имеете дело именно с вещами, то есть с объектами воздействия, и во всём вас интересует именно вещная сторона. Всё поддаётся манипуляции с точно предсказуемыми последствиями, каким бы сложным оно ни было – вопрос лишь в том, чтобы познать соответствующие закономерности. В окружающих вас людях, в обществе, даже в самом себе вы видите именно вещь, поведение которой можно предсказать, которую можно и нужно направлять в запланированную сторону и которую можно починить, если она сломалась.

Беспомощность и неведение относительно окружающих вещей – это то, в чём вы видите главное зло и первостепенную угрозу для своего благополучия и благополучия своих близких. Поэтому борьба с тьмой невежества, с ложными знаниями, суевериями и предрассудками является для вас очень важным элементом прогресса. Вы считаете необходимым, чтобы все разумные существа использовали свои способности для овладения вещами, для построения и реализации эффективных планов распоряжения ими.

Сами эти планы также представляют собой вещь, закономерно возникающую и развивающуюся. Любые идеи так или иначе распоряжаться вещами сами происходят из вещей в результате саморазвития вещной системы – её усложнения и стихийной самоорганизации.

Общество также является вещной системой, представляющей одну из высших ступеней развития материи. Главной проблемой и движущей силой общества является производство и распределение вещей.

Конечный итог развития материи – это абсолютное самопознание мира вещей, в котором наиболее развитые, предельно сложные вещи смогут неограниченно манипулировать чем угодно.

3. Деятельная любовь

Вы христианин. Для вас нет ничего важнее любви, выражающейся через действие.

Любовь – это такое отношение к чему-либо или кому-либо, при котором одна его близость, пусть чисто символическая, наполняет вас блаженством. И это блаженство не может быть омрачено ни его недостатками, ни какими-либо трудностями вашего собственного существования. Любовь, таким образом, превозмогает любые несовершенства и страдания. Истинная любовь, кроме того, вдохновляет на какие-то действия, особенно когда предмет любви нуждается в вашей помощи. Ради любви можно совершить что угодно, нарушить любые запреты, перевернуть мир. Высшая любовь состоит в том, чтобы без колебаний пожертвовать собой, всей своей жизнью – ради того, кого или что вы любите.

Очевидно, что вы можете любить далеко не всех. Но чтобы распространить свою любовь как можно шире, даже за пределы круга своих родных и близких, необходимо найти такой способ служения миру и помощи ближним, осуществляя который, вы будете любить других и себя. Такой способ можно определить как призвание, и тот, кто обрёл своё призвание, испытывает блаженство от того, что он делает, независимо от близости к кому-либо или чему-либо. Весь мир становится для него источником блаженства. Тот же, кто не нашёл своего призвания или отверг его, погружается в несчастье и злобу, что бы он ни делал и кем бы ни был окружён. Никакие блага мира не способны его обрадовать.

Вы можете считать, что призвание дано всем, просто некоторые от него отворачиваются. Если очень постараться, то можно вернуть его. Для этого необходимо, во-первых, постоянно мысленно обращаться к тем, кто осуществил этот идеал. Во-вторых, регулярно общаться с теми, кто, так же как и вы, стремится к его осуществлению. В-третьих, делать добрые дела, помогать ближним, пусть и не испытывая любви. В-четвёртых, менять себя, непрерывно размышляя о своей жизни, пересматривая её и сосредоточенно думая об абсолютной Любви, без которой ничто не могло бы существовать и которая пожертвовала собой ради своего творения. При этом вы можете придерживаться разных мнений насчёт того, какие из этих методов важнее, какие необходимы, а какие достаточны для обретения призвания.

Или же вы можете быть уверены, что призвание невозможно ни потерять, ни найти. Кому-то оно дано, а кому-то нет, и с этим ничего нельзя поделать. Таким образом, все люди делятся на избранных и неудачников. И вы можете лишь следить за своим состоянием и своей деятельностью, чтобы определить, к какому лагерю вы относитесь.

В любом случае те, кто не нашёл себя в деятельной любви, стараются всячески осложнить жизнь тем, кто пребывает в ней. Эта борьба требует от последних постоянных жертв, и закончится она, только когда закончится существование мира. Следующие своему призванию должны противостоять любому давлению, любым страхам и соблазнам, отзываясь лишь на тот зов, который исходит от абсолютной Любви.

Нелюбовь, то есть отчуждение и отвращение по отношению к окружающим и вообще ко всему – есть для вас главный ужас, от которого вы всеми силами стараетесь спастись. Это состояние связано также с отсутствием какого-либо вдохновения и с полной неспособностью что-либо создавать.

Всё на свете есть результат деятельной любви и противодействия ей. И весь мир существует благодаря тому, что Некто возлюбил его. Возлюбил до такой степени, что пожертвовал Собой, противодействуя силам нелюбви. Этот Некто есть одновременно и Тот, Кто любит, и Тот, Кого любят, и сама Любовь. Будучи источником и опорой всего существующего и не нуждаясь ни в какой помощи, ради помощи другим, Он сам стал немощным и показал всем пример того, как деятельная любовь преодолевает любую немощь.

4. Никому не кланяться

Вы мусульманин. Для вас нет ничего важнее единобожия.

Единобожие – это радикальный отказ от поклонения кому-либо и чему-либо, кто или что не обладает всей полнотой совершенства. Божество – это предмет поклонения, обожествлять что-либо или кого-либо – значит наделять его такими достоинствами, которые заслуживают поклонения. Поклонение – это добровольное подчинение кому-либо или чему-либо, связанное с восхищением его величием, совершенством, могуществом, мудростью и так далее. Многие силы в этом мире оказывают на вас давление, чтобы вы обожествили их, поклонились и покорились им, признали в них высшее совершенство, а их волю – законом. Вы же противостоите этому давлению, будучи твёрдо уверены, что полнотой совершенства обладает только одно Существо, которое есть истинный Бог, не знающий Себе равных, единственный, кто достоин поклонения, и только Его воля может быть законом. Для вас нет божества, кроме Бога. Отступать от поклонения одному только Богу – значит впадать в пагубное заблуждение и вверять себя во власть недостойных. Предавая себя истинному Богу, вы находите опору против тех страхов и соблазнов, которыми окружают вас всевозможные лжебожества этого мира, представленные различными природными и общественными силами, а также всевозможными субъектами, облечёнными властью – от «директоров пляжей» и главарей разбойничьих шаек до «священных монархов» и международных финансовых воротил. Есть только одно Совершенство, которого следует бояться и на которое стоит надеяться, и только один Закон, которому надо следовать.

Истинный Бог безраздельно властвует над миром, и нет ничего, что могло бы Ему противостоять. Но некоторые из Его подопечных возомнили о себе слишком много и сбились с верного пути, а также сбили с него других. Вы можете считать, что на самом деле это сам всевластный Бог сбил их, или же – что Он дал им свободу, которой они злоупотребили.

В связи с этим вы тщательно следите за тем, чтобы не отклониться от единобожия и не поклониться кому-либо словом, делом или мыслью, хотя бы символически. Более всего вы страшитесь впасть в идолопоклонство, то есть в порабощение недостойным силам, которые могут крутить человеком по своему капризу и всегда оставляют его ни с чем.

В своём повседневном поведении, в семейных, дружеских, деловых или служебных отношениях вы стараетесь никого не превозносить, не хвалить и не приветствовать сверх меры. Это же касается и отношения к самому себе, поэтому вы во всём придерживаетесь скромности. И во внутреннем мире вы следите за тем, чтобы страхи и искушения, связанные с чем-то помимо Бога, не затмили верной ориентации. Вы можете верить в примат внутреннего мира над внешним и потому считать, что тот, кто поборол в себе все страсти, помимо страсти к Богу, уже не нуждается в педантичном следовании единобожию в повседневном поведении, другие такой подход резко отвергают. От такого выбора зависит ваша жизненная стратегия, как зависит она и от того, какое место в вашем поведении занимают обычаи и установления, не связанные с единобожием. Вы можете полностью отвергнуть их, считая, что подчинение любым посторонним принципам есть идолопоклонство. Вы также можете счесть возможным, чтобы те обычаи и установления, которые прямо не противоречат единобожию, регулировали вашу жизнь. Или вы можете считать, что любые добрые обычаи в конечном итоге восходят к самому Богу, а потому равноценны единобожию либо даже превосходят его в каких-то специальных сферах.

Может варьироваться и ваше отношение к власти. Если вы верите, что Бог не имеет ничего общего с миром и теми силами, которые борются в нём за превосходство, то властью, с вашей точки зрения, может обладать только тот, кого тем или иным способом избирает община на основе его относительных достоинств. Если же вы допускаете, что Бог может проявлять себя в тех или иных силах и посредством этого наставлять людей в единобожии, то вы скорее склонитесь к тому, что править может лишь тот, чья власть установлена непосредственно Богом, а также его прямые потомки.

5. Благоденствие рода

Вы язычник. Для вас нет ничего важнее процветания вашего народа.

Благополучие коллектива людей, связанных общими предками – это полнота его жизни, изобилие всевозможных благ, сытость, безопасность, благоустроенность, многочисленность, распространённость, сила. Достижение такого состояния связано с оптимальным приспособлением к природной среде и преодолением каких-либо посягательств со стороны недругов, будь то природные стихии или соседние народы. Благоденствующий народ существует в единении со своим местообитанием, взаимосвязь крови и почвы обеспечивает торжество жизни.

Борясь за цветение родовой жизни и адаптацию к среде, вы и всё вокруг воспринимаете как живое. Деревья, камни, реки, горы, солнце, море, молния и так далее – всё это живые существа, с которыми можно общаться, которых можно обидеть или задобрить, которые нуждаются в пище и добром слове. Их жизнь неотделима от вашей, вы связаны друг с другом бесчисленными нитями взаимной зависимости.

Ваша личная судьба также неотделима от жизни рода. Если вы сделаете что-то не так, весь род пострадает, также и ваши заслуги обязательно послужат на благо всех. Если же по какой-то причине роду станет худо, то и вам будет нехорошо, а счастье рода – это и ваше счастье. Вы – прежде всего часть рода, и его интересы для вас важнее ваших собственных. Даже после смерти вы останетесь со своим народом, став частичкой почвы и общей памяти, воплотившись в потомстве или в окружающих растениях. Духи предков не оставляют свой народ, они помогают ему не только древними традициями или как часть всеобщего круговорота жизни, но и непосредственно – мир духов находится рядом с нашим миром или даже эти миры проникают друг в друга. Почитание предков и следование их заветам так же важно, как почитание сил природы и систематические подношения им в целях умиротворения, с просьбами о помощи, плодородии и так далее.

В мире всё связано таинственной сетью взаимозависимости, и тот, кто владеет ключом к этим связям, обретает невиданную силу – он становится колдуном, повелевающим даже очень могущественными стихиями. Сила – одно из важнейших достоинств и показатель здоровья народа. Именно носители силы, в чём бы она ни проявлялась, становятся лидерами, заслуживают почитания и безоговорочного подчинения со стороны остальных.

Оскудение вашего рода, упадок его силы и славы, богатства и здоровья, наконец полное его исчезновение и забвение есть самое страшное, что может случиться с вами. Вы готовы сделать всё, ради того чтобы этого никогда не произошло – даже пожертвовать собственной жизнью или жизнью кого-нибудь, кто вам дорог.

Какой именно коллектив вы считаете своим народом, зависит от того, как широко вы понимаете родство. Это может быть клан или племя, но может быть большой народ, семья народов или даже весь род человеческий. А от того, как вы понимаете среду обитания, зависит и характер благосостояния, к которому вы стремитесь. Если эта среда – замкнутый ландшафт, малая родина, где знакома каждая травинка, то счастье вашего народа – это полное слияние с этим уголком Земли в единый симбиотический организм. Если среда вашего рода – большая территория с разнообразными ландшафтами или даже вся планета, то вы строите великую империю, воплощающую идеалы величия, порядка и справедливости.

Если же ваша среда – весь мир, это значит, что вы добиваетесь абсолютных благ, выходящих за пределы обычных, земных представлений о процветании, и ваш идеал – слияние с Абсолютом.

6. Отсутствие задачи

Вы скептик. Для вас нет ничего настолько важного, чтобы сделать выбор в его пользу.

Вы не преследуете никакой общей цели, а просто окидываете мир вокруг себя незаинтересованным взглядом. Поскольку вам от него ничего не нужно, реальность теряет кажущуюся определённость. То, что кажется доказательством другим – тем, у кого есть сильная заинтересованность в чём-либо – для вас таковым не является. Вы можете позволить себе предельную критичность ко всему. И в её свете многие признанные очевидности становятся сомнительными.

Вы замечаете, как меняется картина мира в зависимости от настроения, состояния здоровья, возраста, общественного положения, положения в пространстве и так далее. Ни о какой вещи нельзя сказать чего-либо, чему нельзя противопоставить противоречащее, но совершенно равноценное высказывание. То, что одним представляется неоспоримой истиной, другие расценивают как наглую и губительную ложь. На выборе, сделанном без достаточных оснований, построены многие догматические системы, ради которых люди отдают свои и чужие жизни.

Вы же не следуете догмам, признавая, что не знаете ответов на многие вопросы (агностицизм), и если что-то делаете, то лишь по очевидной необходимости. Впрочем, для вас допустимо и следование обычаям, принятым в стране, где вы живёте – хотя бы в силу привычки или под давлением требовательного большинства.

Вы реагируете на явления, но ничего не можете твёрдо сказать о вещах самих по себе, как они есть на самом деле – даже того, существуют ли они. Возможно, они и реальны, но не исключено также, что всё это лишь мираж, иллюзия. Вы не знаете, к каким последствиям могут привести те или иные действия, особенно в хоть сколько-нибудь отдалённой перспективе. Впрочем, можно руководствоваться примерной вероятностью последствий для тех или иных поступков. Так же обстоят дела со всем, что вас окружает, в том числе с соотечественниками, друзьями, родными. Нельзя сказать наверняка, ни что они на самом деле собой представляют, ни как к вам относятся. Вы имеете с ними дело, потому что такова данность вашей жизни. И нет смысла в попытках изменить эту жизнь, так как неизвестно, будет ли что-то другое чем-либо лучше.

Самым недостойным и опасным вы считаете веру во что-либо, что недостаточно обосновано или не более обосновано, чем его отрицание. Люди, которые выбрали этот путь, на ваш взгляд, находятся в плену наваждения, заставляющего их бежать от призраков или гоняться за ними. Вы стараетесь соблюдать духовную гигиену и постоянно следить за тем, чтобы какие-нибудь верования не вкрались в ваши мотивы, и сводить подобные тяготения к возможному минимуму.

Так как всё допускает о себе взаимоисключающие суждения, насчёт чего угодно можно испытывать какие угодно, в том числе противоречивые, эмоции либо не испытывать никаких. И последнее предпочтительнее, поскольку эмоции могут искажать и без того несовершенный взгляд.

Принимая загадочную жизнь такой, какая она есть, вы движетесь к полной невозмутимости и безмятежности. Этот идеал может быть осуществлён как сознание того обстоятельства, что всякая вещь ничуть не больше одно, чем другое, и что о вещах, по сути, больше нечего сказать. И даже смерть ничуть более страшна, чем жизнь.

7. Социальная гармония

Вы конфуцианец. Для вас нет ничего важнее взаимного согласия с окружающими.

Согласие означает гармоничное взаимодействие, при котором каждый его участник занимает подобающее ему место и ведёт себя в соответствии с ним. Если это условие соблюдено, не может возникнуть непонимания – все знают, чего друг от друга ждать, кто к чему стремится и в чём нуждается, какой знак кому нужно подать, чтобы чего-то от него добиться, и так далее. В итоге возникает своего рода музыкальная гармония, настоящая симфония взаимоотношений, которая прекрасна сама по себе и наполняет блаженством всех её участников. В ней всякое действие рождает мелодичный резонанс, жизнь стабильна и сбалансирована, отсутствуют острые конфликты и потрясения.

Устремляясь к такому порядку, вы обращаете внимание прежде всего на соответствие человека и места, места и поведения, поведения и ситуации. Всякому общественному положению, всяким обстоятельствам места и времени, всякой решаемой задаче приличествуют определённые манеры – своего рода ритуал. Дети должны почитать родителей, младшие старших, подчинённые начальников, ученики учителей. Всякая, даже неживая, вещь рассматривается как участник тонкой и стройной системы взаимосвязей. Каждому отведены своя роль, своя ступень в сакральной иерархии и своѐ время для самораскрытия в мерном цикле движения этой системы.

По сути дела, вас не интересует ничего, кроме того, что можно назвать обществом и общественными отношениями. Но и весь космос можно рассматривать как вселенское общество, в котором каждая планета, каждое созвездие, каждая стихия, каждая сторона света несут какой-то смысл и являются опорами универсальной гармонии. Принципы этой гармонии одни и те же в семье, в государстве, в природе и во всей Вселенной. И в случае если кто-либо их нарушит, он ставит сам себя вне гармоничной мировой жизни. Если же он целенаправленно разрушает гармонию, особенно занимая достаточно высокое положение, то подлежит замене, подобно тому как весна сменяет осень.

Благороден тот, кто заботится о всеобщей гармонии, и низок тот, кто думает только о себе, даже если общее благо под угрозой. Однако любое изменение, любое исцеление общественного недуга должно проводиться крайне сдержанно, аккуратно и с уважением к традиции.

Самое ужасное для вас – это всеобщий разлад, дисгармония, хаос и резкие перемены. Если благородные люди влачат жалкое существование, а низкие люди задают тон – это даже хуже, чем мороз летом или жара зимой. При таком положении люди не знают, чего ждать друг от друга и от самих себя, всё общественное здание рушится и мир близится к полному распаду. Остаётся либо уйти в добровольное изгнание, либо пожертвовать своей жизнью ради спасения целостности бытия.

Вся ваша жизнь – это самоотверженное служение обществу и его гармонизации. Чтобы понимать нужды окружающих, необходим тонкий настрой на сопереживание – до такой степени, чтобы любая неприятность другого отзывалась болью в вас. При таком настрое вы никогда не сделаете другим того, чего себе не желаете. Ведь по сути вы являетесь неотделимой частью мирового целого, и любые неурядицы этого целого неизбежно резонируют в вас – так же как и ваше собственное несовершенство неминуемо наносит ущерб великому целому.

8. Удовольствие

Вы гедонист. Для вас нет ничего важнее удовольствий.

Удовольствие как таковое не нуждается в определении, но для разных людей оно состоит в разном. Для кого-то это прежде всего грубые телесные ощущения, для кого-то утончённые духовные. Для кого-то они строго эгоистичны, кто-то испытывает эмпатию к окружающим. Кто-то предпочтёт распределить как можно большую сумму удовольствий на долгую жизнь, кто-то выберет краткий миг максимально острого, концентрированного удовольствия, хотя бы за ним последовала немедленная смерть. Одни готовы к самоограничению, чтобы быть сильными в борьбе за удовольствия, другие же бегут от этой борьбы, будучи неготовыми ни в чём ограничивать себя. Для некоторых достаточным удовольствием является безболезненность, а иные видят удовольствие в страдании.

От того, какой именно тип и характер удовольствий близок вам, зависит вся ваша жизненная стратегия. Например, если вам ближе грубые удовольствия, миг удовольствия вам дороже долгой жизни, вы сопереживаете другим людям, готовы к самоограничению и видите удовольствие в страданиях, это значит, что вы склонны причинять страдания другим ради собственного удовольствия, даже рискуя подвергнуться карам со стороны общества. Если же вам ближе тонкие духовные удовольствия, равномерно распределяемые во времени, вам безразличны другие люди, вы чужды самоограничению и предпочитаете комфорт сильным ощущениям, это значит, что вы конформист, готовый мириться с любыми общественными установлениями, лишь бы вам никто не мешал наслаждаться изысканными произведениями искусства и тому подобным.

В любом случае из всякой ситуации вы стремитесь извлечь максимум удовольствия. Для этого вы пользуетесь любой возможностью. Жизнь слишком коротка, чтобы тратить её на что-то другое. Что будет после смерти, неизвестно. Всякое мгновение, проведённое без удовольствия, потрачено зря. Удовольствием можно пренебречь только ради ещё большего удовольствия либо под угрозой потерять возможность получать удовольствие в дальнейшем. Ради удовольствия можно пойти на всё.

Неудачная жизнь для вас – это либо существование, в границах которого вы не испытали искомое наслаждение, либо безрадостное прозябание, в котором вообще мало удовольствий, либо подверженность всевомозжным неприятным и нежелательным ощущениям, превалирующим над приятными и омрачающим их. Если жизнь складывается каким-нибудь таким образом и нет никаких шансов изменить её условия, то лучше покончить с собой. Точно так же стоит бросить любую деятельность, которая перестаёт приносить удовольствие.

Мерилом всего являются ваше собственные ощущения. Они всегда истинны – если вы испытываете боль, то вы испытываете боль, если вы испытываете удовольствие, то вы испытываете удовольствие. Что стоит за этими ощущениями – можно только гадать.

Вам всё равно во что верить, лишь бы это, так или иначе, приносило вам удовольствие. Каждый видит мир так, как ему нравится. Какие-то идеи, идеалы, правила и прочее волнуют вас лишь постольку, поскольку они способны доставить вам удовольствие или лишить вас его. Это же касается любых наук, ремёсел, друзей, семьи, общества, государства. Даже ваши единомышленники интересуют вас только в этом ключе. Весь мир имеет значение лишь в той мере, в какой он способен удовлетворять вас.

9. Вечная молодость

Вы даос. Для вас нет ничего важнее абсолютного телесного здоровья.

Совершенное здоровье значит не только отсутствие каких-либо болезней, но также пик физической формы и полное преодоление причин смерти. По-настоящему здоровый человек имеет цветущий вид, прекрасно себя чувствует, необычайно вынослив, силён, энергичен, жизнерадостен и бессмертен.

Чтобы достичь такого состояния, нужно следовать многочисленным и очень детальным правилам, регламентирующим питание и физические нагрузки, дыхание и сексуальную активность, сон и распределение внимания. Набор правил может различаться в зависимости от многих факторов – например, от того, в каком месте Земли вы обитаете и какая кровь течёт в ваших жилах, как устроено помещение, в котором вы обитаете, и чем вы питаетесь в то или иное время дня или года. Общая направленность этих правил – следование природе, максимальная естественность. Чем вы ближе к природе, тем менее уязвим ваш организм, в идеале вы должны достичь полного слияния с нею и не делать ничего такого, что не могло бы произойти само собой.

Любые отклонения от естественного пути приводят к расстройствам вашего здоровья. Чтобы исцелить их, природа даёт вам материал для разнообразных снадобий. Вы можете верить, что таким образом можно изготовить и эликсир бессмертия, либо же полагать, что этот эликсир может синтезировать только сам организм внутри себя, и наконец вы можете считать, что эликсир бессмертия – это вовсе не какое-нибудь вещество, но лишь метафора правильного настроя. Согласно этому воззрению, от верной установки, от приятия жизни вокруг себя всецело зависит и телесное благополучие.

Устремляясь к здоровью, вы избегаете любых конфликтов, которые и сами по себе опасны, и сопряжены с ненужными волнениями. Эта стратегия осуществляется не только в скромности, переходящей в полную незаметность, но также в пренебрежении любыми противоречиями как источником возможных споров и столкновений. Всё относительно, противоположности переходят друг в друга и всякие слишком твёрдые убеждения в конечном итоге вредны для здоровья. Чем меньше определённости, тем вы здоровее. Мягкое и гибкое всегда переживает жёсткое и косное, ведь недаром самыми мягкими и гибкими мы являемся при рождении, а самыми закостеневшими в старости, то есть ближе к смерти.

Недомогание, всевозможные расстройства и болезни, слабость, разлад и разрушение организма, краткость существования и смерть – вот с чем вы боретесь и что стараетесь предотвратить.

Крайности также составляют одну из самых избегаемых угроз. Поэтому во всём вы пытаетесь соблюдать меру, не слишком ограничивая себя, но и не претендуя на лишнее. В целом, аскетизм так же вреден, как и невоздержанность. Важно также жить в простоте, не выдумывать и не приобретать ничего сверх минимальной необходимости. Это касается не только личной жизни, но и жизни общества, которому будет только легче, если оно откажется от сомнительных благ так называемого прогресса, ужасающих вооружений и тому подобного.

Если же вы следуете естественному пути, то вокруг вас всегда будет цвести жизнь и другие живые существа будут тянуться к вам как к животворному источнику. Вы будете окружены многочисленными потомками, учениками, друзьями и так далее. Но в случае необходимости вы всегда можете уединиться на лоне природы для умиротворенного созерцания естественного хода вещей.

10. Совершенный дом

Вы масон. Для вас нет ничего важнее идеального строения.

Жизнь – это строительство. Каждый строит то здание, которое ему по душе. Кто-то строит библиотеку, кто-то казарму, кто-то больницу, кто-то рынок. Вы же строите наилучшее из всех зданий – вы строите храм. В отличие от прочих сооружений, служащих для чего-то, храм не предназначен ни для чего – всё прочее предназначено для храма. Храм – это высшая, преображённая реальность, в которой меняется и сам строитель. Воздвигая храм, вы отвлекаетесь от посторонних целей и становитесь идеальным строителем, созидающим ради созидания. Таким образом строительство превращается из прикладного в чистое искусство. Оно может стать смыслом вашей жизни, но это вовсе не значит, что вы обязаны отвергать какие-либо иные воззрения и искусства, тем более если они прямо не отрицают храмостроительства и не мешают ему.

Строительство вселенского храма требует сложнейшего, тщательно продуманного плана и тончайшей организации, незримо координирующей усилия великого множества людей. Команда строителей, сознательно работающих на становление храма, представляет собой многоступенчатую иерархию – от простых каменщиков до великих мастеров, во главе же её стоит Верховный Архитектор Вселенной, чей замысел мы все, так или иначе, исполняем. Нужно только занять своё место в этом великом деле и чётко действовать на своём участке работы.

Участие в строительстве требует от вас строжайшей дисциплины и преданности своему делу. Вы по возможности точно выполняете указания вышестоящих, какое бы положение они ни занимали в других иерархиях, и стараетесь постоянно совершенствоваться в своём ремесле. У каждого свой участок работы – нет такой профессии, которая не требуется в строительстве – но необходимо помнить об общем проекте и заботиться о его целостном развитии.

Все люди и общество в целом заинтересованы в успехе вашего проекта, даже если не вполне осознают эту потребность. Вы устремлены ко всеобщему благу, поэтому доброжелательны к окружающим, лояльны к порядкам и властям, при которых вы живёте, готовы участвовать в благотворительности и прочих общественно полезных инициативах.

Хотя ваша работа направлена в конечном итоге на всеобщее счастье, у будущего храма немало недругов. На свете есть много людей, пытающихся свести нашу жизнь к примитивным и безликим функциональным постройкам, не верящих в высокие идеалы и считающих вредным на них отвлекаться. Но существует и много худшее зло – те, кто одержим разрушением. Эти люди, проклятые и обречённые, представляют самую страшную угрозу храму. Поэтому вы обязаны хранить в тайне доверенные вам детали проекта и не открывать их даже самым близким людям.

Хаос, разруха, всевозможные нестроения – вот то, что более всего раздражает и страшит вас. Неизмеримые времена тонкая упорядоченность поднималась из бездны беспорядочных стихий усилиями светлых носителей меры и порядка, и в любой момент эта уязвимая конструкция может рухнуть, отбросив мир назад – к первобытным примитивности и смешению.

Вы и ваши соратники привносите в мир математически выверенный порядок и гармонию. Вы стоите на страже этого порядка, оберегая его от чудовищ первозданного хаоса. Колоссальный проект вселенского храма уже вдохновил множество великих людей и принял множество жертв. Ваша задача – внести свой вклад в его сооружение своей собственной жизнью.

11. Победа над врагом

Вы зороастриец. Для вас нет ничего важнее победы в борьбе со злом.

Существует абсолютное зло, с которым невозможно никакое, даже частичное или временное перемирие, недопустимы никакие, даже самые незначительные компромиссы, никакие переговоры или хотя бы контакты. Оно воплощает в себе всё самое ужасное, грязное, совершенно неприемлемое ни в каком контексте – разрушение, гниение, хаос, ложь, пытки, несправедливость, подлость и так далее. Это зло, в свою очередь, посягает на всё самое светлое, доброе и прекрасное, на чистоту, правду, саму жизнь. С ним возможна только непрерывная и тотальная война на уничтожение.

Граница между благом и злом может пониматься вами по-разному. Вы можете считать, что злом является всё материальное, тогда как благо может быть только духовным, или же верить, что благом является всякое созидание, в том числе материальное, а зло – это любое разрушение, в том числе материальных вещей.

Вы воин, который должен выбрать сторону в этой войне. Вся ваша жизнь – это и есть такой выбор. Ваша конечная судьба зависит от того, кому вы больше послужили в течение своей жизни, а не от того, на чьей стороне вы себя числили, или от того, куда переметнулись в последний момент. Не могут на неё повлиять и чьи-либо просьбы, заступничество, магические ритуалы.

Нет и не может быть ничего ужаснее, чем предание себя злу. Зло пропитывает вас насквозь своей мерзостью и заставляет бесконечно разлагаться. Все, кто перешёл на сторону зла, сами становятся злом, для них нет и никогда не будет пути назад.

Весь мир поляризован, между враждующими сторонами нет и не может быть никаких компромиссных или промежуточных форм, никаких посредников, арбитров или нейтральных областей. В войну втянуты все и всё. Всё, что делается в этом мире, делается для войны, в ходе войны и в результате войны. Война всё проникает, всё порождает и всё поглощает.

Поэтому вы всегда бдительны, ваши суждения всегда быстры и резки, ваше поведение стремится к предельной цельности. Всякое существо и даже всякая вещь оцениваются как союзник либо противник. Выбор светлой стороны означает, что вы сами должны быть светлым во всех отношениях. Любое отступление от благих качеств расценивается как измена.

Рассматривая самого себя, прежде всего, как солдата, вы подчиняете свою жизнь порядку и строгой дисциплине. Вы видите себя частью военной машины, должны безоговорочно подчиняться старшим по званию и руководить младшими. Воинская иерархия незыблема, от неё зависит общая судьба армии. Некоторые, однако, уверены, что в светлом воинстве, в отличие от тёмного, приняты братство и равенство и полководец должен жить так же просто, как рядовые.

Силы сражающихся сторон равны, ни у кого нет изначального и решительного преимущества. Поэтому борьба требует предельного напряжения сил, тотальной мобилизации. Вы можете считать, что эта борьба извечна, и до неё ничего не было, или же верить, что некогда две силы были порождены третьей и после каждая сделала свой выбор.

В любом случае эта война когда-нибудь закончится, и вы верите, что – обязательно победой блага над злом. Вы не знаете когда – каждое сражение может стать последним. Но вы знаете, что участники последней битвы будут ведомы величайшим полководцем всех времён – подлинным спасителем человечества – и что после победы в ней мир будет полностью очищен от всякого зла и в нём безраздельно воцарится благо.

12. Тотальный мир

Вы джайн, для вас нет ничего важнее ничем не омрачаемого мира со всеми и внутри себя.

Мир – это покой, неподвижность, безмолвие. По сути, это высшее состояние жизни, к которому стремится всё живое. Чтобы достичь этого состояния, необходимо преодолеть все возможные конфликты и устранить все их мыслимые причины. Поэтому ваша стратегия – это отказ от какого бы то ни было насилия и предельная минимизация поводов для него со стороны кого-либо ещё. Не только ваши слова и дела, но и сами ваши мысли должны быть далеки от насилия, какого-либо противопоставления и желания что-либо переделать, в том числе, например, что-нибудь у кого-нибудь отнять. Вы сводите к необходимому минимуму все свои потребности и стараетесь причинять как можно меньший вред кому бы то ни было своим существованием.

В каждом, включая самого себя, вы видите уязвимое живое существо, запутавшееся в ложных поводах для вражды. Если освободиться из этих сетей, можно выйти из круговорота насилия, когда одно насилие порождает другое и так до бесконечности. Тяга к насилию и тяга к существованию – одно и то же. Соответственно, круговорот насилия – это круговорот жизни, и всякая жизнь, умирая, переходит в новое состояние, чтобы снова бороться с другими жизнями за иллюзорные блага.

Бессмысленно стремиться к победе в этой борьбе. Высшая победа – это предотвращение всех возможных конфликтов. Тот, кто достиг абсолютного мира, обретает совершенную свободу и совершенное блаженство. Он больше не участвует в насилии и не подвергается ему. Он освобождается из дурного круговорота.

Для этого нужно, прежде всего, отказаться от всех видов деятельности, связанных с насилием и причинением вреда живому. Это значит, что не только военное дело, но даже, например, сельское хозяйство запретно для вас, поскольку связано с насилием на животными и растениями. Вы крайне разборчивы в пище и одежде, стараетесь использовать только то, что никак не связано с насилием. В семье и на работе вы не допускаете никаких проявлений агрессии. Вы избегаете споров и верите, что всякая точка зрения по-своему истинна, поскольку отражает свой аспект бытия. Вы сторонитесь государственной жизни, хотя и не боретесь с государством. Вы консервативны и готовы следовать любым традициям, кроме, разумеется, тех, которые требуют насилия. Идеалом же, который достижим далеко не для каждого, являются для вас те, кто вообще почти ничем не пользуется и сосредоточен лишь на том, чтобы никаким своим движением не нанести никому малейший вред. Если вы не можете стать таким, то по крайней мере стремитесь к этому в будущих жизнях.

Противоположностью этому идеалу является война всех против всех, которая проявляется как всеобщее страдание, разрушение и уничтожение во Вселенной и как неудержимое буйство агрессии и прочих страстей внутри нас. Гнев, воинственность, алчность и прочие безудержные желания способны погубить любого индивида и любое сообщество.

Вся совокупность живых существ Вселенной составляет иерархию, выстроенную по критерию мирности. Переходя из одной формы жизни в другую, вы стараетесь подняться на вершину и стать одним из победителей, выплывших из океана вражды.